Ирина колпакова википедия

Ирина колпакова википедия

Имя Ирины Колпаковой знакомо всем любителям балета. Она стала одной из самых ярких звезд, выступавших на сцене Ленинградского академического театра оперы и балета. Лауреат многих всесоюзных и международных конкурсов, народная артистка СССР, Ирина Колпакова воплотила в своем творчестве лучшие черты ленинградской балетной школы.

Ирина Колпакова родилась 22 мая 1933 года. В детстве перед девочкой стоял довольно необычный выбор - танец или математика. Мать Ирины, Леонтина Карловна, получила хореографическое образование, хотя никогда не выступала на сцене. Отец же, Александр Герасимович, был преподавателем ленинградского университета, и именно он заметил и постарался развить математические способности девочки. Однако все же танец преобладал в интересах маленькой Ирины.

Атмосфера интеллигентной семьи, стремление приобщить дочь к пониманию искусства многое дали Ирине для ее развития. Однако Отечественная война прервала мирное течение их жизни, и воскресные прогулки в Пушкино, Петергофе и Павловске сменились дальней дорогой. Леонтине Карловне с дочерью удалось выбраться из блокадного Ленинграда и эвакуироваться в Пермь. Александр Герасимович остался в городе и погиб во время блокады.

В первый класс Ира Колпакова пошла в Перми. Колпаковы жили в пригороде, но это не помешало девочке осуществить свою мечту и поступить в Ленинградское хореографическое училище, которое было также эвакуировано в Пермь. Несмотря на бытовые трудности и необходимость ездить через весь город, после школы Ирина каждый день приходила в один из городских клубов, в котором прямо в зрительном зале проходили занятия. На сцене же в это время сушился картофель.

Уже в те годы Ирину Колпакову отличали те качества, которые помогли ей добиться огромных успехов в балете. Целеустремленность и настойчивость этой маленькой хрупкой девочки были просто поразительными. От природы Ирина обладала прекрасной "балетной" фигурой и необычайно легким прыжком, но у нее не было ни идеальной для балерины выгнутой стопы, ни большой амплитуды размаха ноги. Однако неуклонный ежедневный труд маленькой танцовщицы помогал ей справляться с собственными недостатками.

Первый выход Иры Колпаковой на сцену состоялся в Перми. Девочка в то время училась во втором классе, и ей доверили роль маленькой Русалочки в спектакле "Русалка». А чуть позднее было исполнение танца матрешки в "Русской шуточной" и саботьера из "Тщетной предосторожности».

После того как кольцо блокады вокруг Ленинграда было прорвано, хореографическое училище вернулось в родной город. На знаменитой улице Зодчего Росси возобновились и занятия, и ученические концерты, в которых постоянно принимала участие Ирина Колпакова. Очень удачными были ее выступления в шопеновской мазурке и в танце фарфоровых пастушков из "Щелкунчика». Ирина и внешне была "фарфоровой" девочкой - легкая, изящная, "прозрачная", с нежным одухотворенным лицом. И в этой девочке скрывался неиссякаемый запас трудолюбия и страстного стремления к совершенству.

Педагогов Ирины удивляла ее недетская организованность и серьезное отношение к учебе - не только к специальным, но и к общеобразовательным предметам. С первых лет жизни Ирина знала, что истинно культурный человек должен быть всесторонне образованным, независимо от того, какую профессию он для себя изберет. И, несмотря на то, что огромное количество времени Ирина посвящала упражнениям, она прекрасно успевала и по общеобразовательным предметам, к которым ученики хореографических училищ зачастую относятся с пренебрежением.

В средних классах училища Ирина стала принимать участие в спектаклях, идущих на сцене Кировского театра. Это были небольшие детские партии в постановках "Спящей красавицы" и "Золушки».

Первой "взрослой" партией Ирины Колпаковой стала партия Лизы из балета "Тщетная предосторожность». Правда, исполнила она ее не на большой сцене, а в школьном спектакле. Ирина Колпакова обладала хорошей техникой, легкостью и изяществом. Однако в ее танце, как отмечали зрители и в особенности педагоги, не хватало свободы и артистизма. Ирина чувствовала себя на сцене немного скованно, по-ученически. Тем не менее, на юную балерину обратили внимание и начали ее подготовку к роли амура в балете "Дон-Кихот", который должен был идти на сцене Кировского театра.

Однако в этой роли Колпакова потерпела неудачу. Характер партии требовал от исполнительницы шаловливого кокетства, которое было совершенно чуждо характеру Ирины. А ее скованность мешала ей вести себя непосредственно, как того требовала роль. И партия была передана другой исполнительнице.

Однако эта неудача не стала для Ирины камнем преткновения в ее балетной судьбе. Подготовка к первой самостоятельной партии для сцены Кировского театра помогла Колпаковой приобрести прекрасные навыки в технике, а ее самолюбие заставило начинающую балерину всерьез обратить внимание на образность и выразительность танца.

Упорная работа принесла свои плоды, и вскоре Ирина успешно исполнила партию куклы в балете "Щелкунчик». Принимала она участие и во всех выпускных спектаклях хореографического училища, хотя самой ей до выпуска оставалось еще несколько лет.

Ирина уделяет много времени как занятиям дуэтно-классическим танцем под руководством Н.Н. Серебренникова, так и характерным танцем, где педагогом ее был молодой солист Кировского театра И.Д. Бельский. Благодаря своей любви к танцу, трудолюбию и целеустремленности Колпакова стала одной из любимейших учениц профессора хореографии Агриппины Яковлевны Вагановой, которая была известна как превосходный, но очень строгий педагог. Ваганова сама отбирала учениц для своего класса и занималась с ними по собственной методике. О результатах говорит уже перечень имен ее учениц - Галина Уланова, Марина Семенова, Наталья Дудинская и множество других великолепных балерин. В их число удостоилась попасть и юная Ирина Колпакова.

Она оказалась идеальной ученицей для Агриппины Яковлевны Вагановой - беспрекословно выполняла все указания педагога, но не механически, а творчески их осмысливая. Ваганова часто повторяла, что природные данные Колпаковой - еще далеко не все, главное же - то, что "у Иры хорошая голова». Волей судьбы Ирина Колпакова стала последней балериной, воспитанной А.Я. Вагановой. На протяжении всего творческого пути Ирина Александровна Колпакова утверждала на сцене заветы своего великого учителя - верность классическому танцу, чистоту и культуру исполнения, подлинно "петербургскую" манеру.

В 1951 году Ирина Колпакова окончила хореографическое училище. В выпускных спектаклях она танцевала заглавную партию в хореографической композиции "Голубь мира", а также в третьем акте "Спящей красавицы" - партиях Авроры и принцессы Флорины. Ваганова осталась довольна своей ученицей.

После выпуска Ирина Колпакова была приглашена в группу выпускников Московского хореографического училища, которая направлялясь в гастрольную поездку в Берлин, на Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Дуэт Ирины Колпаковой с Борисом Хохловым получил на фестивале первую премию.

По возвращении на родину Ирина Колпакова начала свою работу в прославленном Кировском театре. В то время на его сцене блистали Дудинская, Шелест, Вечеслова, Балабина. В первое время своей работы в Кировском театре Ирина Колпакова ничем не выделялась среди остальных молодых балерин, предпочитая сначала присмотреться к работе признанных звезд и продолжить свою учебу. Успехи ее в театре были не ослепительными, но очевидными.

Легкость и нежность Ирины Колпаковой в сочетании со все возрастающим мастерством проявились в исполнении нескольких партий в балете "Спящая красавица", а подлинный успех принесло ей исполнение роли Повелительницы дриад в балете "Дон-Кихот». Специалисты отмечали блестящую технику исполнения этой партии, "вагановскую школу" и новые, лирические нотки, привнесенные в этот образ Ириной Колпаковой. Становился все заметнее лирический характер дарования этой молодой балерины, что в сочетании с прекрасной хореографической школой открывало перед ней большие возможности.

И через некоторое время Колпакова стала исполнительницей партии в "Шопениане" Фокина, воссоздающей атмосферу романтического балета. Исполнение Ириной Колпаковой этой сложной партии было высоко оценено ее коллегами. Известнейшая балерина Кировского театра, Наталия Дудинская, писала: "Мы все знаем, как трудно этот балет поставлен Фокиным. Исполнение его требует совершенно особой техники. Ира Колпакова прекрасно справилась с этой задачей».

В 1954 году руководство Кировского театра приняло решение возобновить спектакль "Щелкунчик", исполнение роли Маши в котором было доверено Ирине Колпаковой. Вот как оценивала работу Колпаковой известный балетный критик В. Красовская: "Танец Маши весь пронизан светлой поэтической струей, весь ложится на музыку Чайковского, удивительно согласен с ней». Красовская предрекла Ирине Колпаковой большое будущее.

Весьма сложной для Ирины Колпаковой оказалась партия Марии в "Бахчисарайском фонтане». С одной стороны, в поэтическом описании Марии было очень много общего с самой балериной: "все в ней пленяло: тихий нрав, движенья стройные, живые и очи томно-голубые». Однако с хореографической точки зрения партия Марии была слишком проста для Колпаковой, которая еще не совсем умела придать образу должную выразительность вне языка танца. Ирине Колпаковой пришлось уделить много внимания совершенствованию своего актерского мастерства. Партия Марии на долгие годы осталась в репертуаре балерины, а критики отмечали ее "умение соединить музыкальный материал с образным танцем».

Потом была роль Катерины в балете "Каменный цветок" в постановке Юрия Григоровича. Правда, Ирину Колпакову трудно было представить в русском сарафане среди декораций крестьянской избы. Однако эта роль принесла Колпаковой заслуженный успех. Сама она впоследствии вспоминала: "Григорович со своим замыслом вторгся в мой, казалось, навечно заведенный порядок. Хореография, пластика движений, которые он предложил, требовали обрести новое состояние в танце и выразительность, доселе мне неизвестную..."

А в 1961 году "Легенда о любви" по романтической пьесе Назыма Хикмета о любви Ферхада и Ширин в постановке Григоровича стала новой яркой удачей Колпаковой. Партия Ширин, казалось, была создана именно для нее. Однако такой эта партия стала именно в постановке Григоровича, который требовал от балерины безукоризненной точности воспроизведения хореографического рисунка и легкости танца - именно того, чем в полной мере обладала Ирина Колпакова.

Балеты Григоровича критики называли "интеллектуальными", и именно такой балериной была Ирина Колпакова. Как отзывались о ней балетные критики после спектакля "Легенда о любви", "послушный, связанный тесными узами с балетными традициями талант Колпаковой развивался вместе с хореографией. Она ощущала токи времени и поэтому заняла место в авангарде поступательного движения».

С наслаждением работала балерина и над образом Авроры в "Спящей красавице». Эта роль уже была в ее репертуаре, однако исполнялась она тогда еще по-ученически. Теперь же Ирина Колпакова использовала все грани своего постоянно развивающегося таланта.

М.А. Ильичева писала о Колпаковой: "Образ Авроры - одно из самых совершенных созданий балерины. Здесь счастливо соединились достоинства природные и воспитанные. Утонченность юного облика и светлый лиризм, инструментальность танца и тяга к обобщению - все слилось, чтобы вызвать к жизни образ поразительной цельности. Виртуозная танцовщица, Колпакова уверенно поднялась на вершину академизма, утвержденного девятнадцатым веком и усовершенствованного техникой двадцатого».

Огромный успех Ирине Колпаковой принесли также балеты "Раймонда" и "Жизель». Русская балерина заслужила признание всего мира после гастролей балета Кировского театра в Париже и Лондоне в 1961 году. Иностранные критики писали: "Трудности партии просто исчезают перед ее легкими ногами, воздушными прыжками, мягкими руками", "Ирина Колпакова - одна из самых очаровательных Жизелей... Ее игра нежна и проста", "она великолепная танцовщица, такая сильная и легкая, что это редкость даже в советском балете. Ее прыжки, стрекозиная быстрота движений ее ног, ее позы в воздухе - все исполнено незабываемой красоты».

Не менее восторженными были и отзывы американских критиков о таланте Колпаковой после гастролей ленинградского балета в США и Канаде.

Однако после возвращения театра с гастролей возникли новые сложности в творческой судьбе не только Ирины Колпаковой, но и остальных танцовщиков Кировского театра. Главный балетмейстер театра, К.М. Сергеев, крайне отрицательно относился к работам талантливых хореографов Григоровича и Бельского. На Всесоюзном совещании по вопросам хореографии он заявил, что их спектакли лишены социальной среды и поэтому не имеют жизненной силы, и выдавать их за достижения советского балета никак нельзя.

Была лишена премьер и интересных ролей и Ирина Колпакова. Однако по своему характеру она не могла механически исполнять те прежние партии, в которых она продолжала выступать, а старалась постоянно совершенствовать собственное мастерство. Было и несколько новых ролей, но полного творческого удовлетворения они балерине не принесли.

Светлый, чистый танец Колпаковой в балете Прокофьева "Золушка" вновь обратил на нее взгляды всего балетного мира. В 1964 году вновь состоялись гастроли Кировского театра в Канаде и США, и критика писала: "Не может быть более прекрасной Золушки, чем Ирина Колпакова. Она обаятельна, изящна, красива и танцует, как мечта». А на Международном фестивале классического танца в Париже дуэт Ирины Колпаковой и Юрия Соловьева был признан лучшим.

Колпакова, внимательно следя за работой столь ценимого ею балетмейстера Григоровича, не оставляла надежды на то, что и в Кировском театре когда-нибудь произойдут перемены. В 1966 году в газете "За советское искусство" была опубликована ее статья "Мечтаю о новом "Щелкунчике"", в которой балерина с восторгом отзывалась о постановке Григоровичем "Щелкунчика" в Большом театре и мечтала о том, чтобы подобный балет был поставлен и в Ленинграде.

Весьма плодотворной стала работа Ирины Колпаковой с хореографом Якобсоном. Несмотря на то, что во многом их взгляды на хореографию не совпадали, совместное творчество было успешным. Колпакова танцевала в постановках "Страна чудес", "Птица и охотник", "Снегурочка", "Шурале».

А с 1966 года Ирина Колпакова начала плодотворно работать с молодыми танцовщиками, музыкантами и хореографами из Малого оперного театра, Кировского театра и консерватории, объединившимися в творческий союз. В 1969 году состоялся сольный творческий вечер Ирины Колпаковой, на котором она показала публике работы молодых балетмейстеров. Совместная работа молодежи и опытной балерины была весьма плодотворной - зрелый талант и виртуозность Колпаковой сочетались с новаторством юности.

В 1971 году состоялась премьера балета А. Петрова "Сотворение мира", в котором Колпакова исполнила роль Евы. Балет, поставленный в современной манере Н.Д. Касаткиной и В.Ю. Василёвым, требовал от балерины, кроме свойственной ей легкости и воздушности танца, еще и комедийного дара. Другой балет, созданный в содружестве с этими же балетмейстерами, - "Пушкин", в котором Колпакова танцевала партию Натальи Николаевны, нуждался в глубине и тонкости прочтения, что в полной мере было присуще балерине.

Истинным шедевром стало исполнение Ириной Колпаковой роли в хореографической композиции молодого балетмейстера Лебедева "Инфанта", поставленной на сцене Малого театра. Творческий союз с молодыми хореографами дал возможность прославленной балерине лучше оценить свой собственный потенциал, раскрыть еще ярче все грани таланта танцовщицы. В свою очередь, она щедро делилась с молодежью накопленным опытом и, благодаря своему мастерству, воплощала в жизнь их смелые мечты.

В 70-х годах вновь возрос интерес к балетным спектаклям прошлых веков. Ирина Колпакова, казалось, была создана для них - легкая, грациозная, романтичная. Однако когда ей предложили партию в балете Бурнонвиля "Сильфида", она колебалась. Ирина Колпакова всегда очень критически относилась к самой себе и считала, что ее возраст уже не позволяет ей браться за исполнение таких ролей. Однако Колпакова была к себе слишком пристрастна - она всю жизнь сохраняла великолепную форму и на сцене (как, впрочем, и вне ее), казалась более юной, чем молодые танцовщицы.

В 1977 году в Кировском театре главным балетмейстером стал О.М. Виноградов, увлеченный балетной стариной. К постановке начал готовиться одноактный балет на музыку Пуни "Па-де-катр", посвященный четырем выдающимся танцовщицам девятнадцатого столетия - Марии Тальони, Фанни Черрито, Люсиль Гран и Карлотты Гризи. Колпакова исполняла роль Люсиль Гран и сумела создать образ, исполненный любви к танцу, непреходящей красоты и женственности. А в 1979 году Колпакова с Сергеем Бережным воплотила на сцене па-де-де из поставленного французским балетмейстером Лакоттом балета Оффенбаха "Бабочка». В 1982 году этот дуэт был исполнен на гастролях в Париже, и пресса назвала Колпакову "танцующим тростником».

В своей работе Ирина Колпакова отдала дань и кинематографу. На студии "Лентелефильм" режиссером Белинским был снят музыкальный фильм "Души моей царицы", который собрал в себе все произведения хореографии, посвященные А.С. Пушкину. Колпакова исполняла в нем все женские партии. Участвовала она также и в фильме-балете "Дом у дороги" по поэме Твардовского, в работе над которым принимал участие и Владимир Васильев.

Творческий путь Ирины Колпаковой стал воплощением безукоризненного рисунка танца, нежности, доброты и света. Редко можно увидеть такое сочетание интеллекта, одухотворенности и мастерского владения техникой, как в творчестве этой балерины.

teatr-teatr.ru

15.05.2007

Источник: viperson.ru
Читайте также
Вид:

Добавить комментарий